«Позиция ЦБ категорически отрицает возможность существования криптовалют как экономического механизма»

Документ определил понятие «цифровая валюта», запретил ей расплачиваться и рекламировать такую возможность. Рассказываем, как это повлияет на развитие блокчейн-индустрии в стране

22 июля Госдума приняла в третьем чтении закон «О цифровых финансовых активах». Документ дает определение криптовалюты, но запрещает ее использование в России для оплаты товаров и услуг. Также под запрет подпадает реклама способов платежа цифровыми деньгами. Новые правила вступят в силу 1 января 2021 года.

Согласно закону, цифровая валюта — это «совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей РФ, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных».

Что нужно знать о новом законе

Председатель комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков пояснил, что криптовалюту определили как цифровой код, который используется как средство платежа и средство сбережений, как инвестиция. Но в России его запрещается использовать для оплаты товаров и услуг.

Также из документа убрали уголовную и административную ответственность. По словам старшего юриста налоговой практики Bryan Cave Leighton Paiser (Russia) LLP, преподавателя Moscow Digital School Дмитрия Кириллова, это не значит, что такие нормы не будут вынесены в отдельный законопроект. На это намекает заключение Правового управления Госдумы.

«По сравнению с майской редакцией законопроект был существенно переработан. Нормы о регулировании цифровой валюты (криптовалюты в привычном понимании) из отдельного закона перенесены в закон о ЦФА», — пояснил эксперт.

Понятие цифровой валюты закреплено в п. 3 ст. 1 законопроекта «О ЦФА». Оно сделано универсальным и позволяет применять его не только к криптоактивам, выпущенным в российских информационных системах под надзором Банка России, но и, например, к биткоину.

«Это положительное изменение, поскольку изначально в ГК РФ, в закон о краудфандинге и в законопроект «О ЦФА» закладывалось российское происхождение криптоактивов, что выводило за рамки правового поля весь массив мировых криптоактивов и делало перспективы российского крипторынка весьма призрачными», — добавил Кириллов.

По смыслу законопроекта цифровая валюта признается имуществом, но не цифровыми правами, что может потребовать изменений в Гражданский кодекс. Оборот криптовалют в новой редакции регулируется ст. 14 законопроекта.

«Из текста исключены наиболее одиозные положения, позволяющие получать и передавать цифровую валюту только в наследство, в банкротстве или в исполнительном производстве. В то же время сохранен запрет российским резидентам принимать цифровую валюту в оплату товаров, работ и услуг, а также распространять информацию о возможности расчетов цифровой валютой», — подчеркнул юрист.

Сохраняется необходимость декларирования (теперь оно названо информированием) о владении цифровой валютой и о сделках с ней. Это является условием судебной защиты таких операций.

По новой редакции законопроекта «О цифровых финансовых активах» криптовалюту в России можно покупать, выпускать, продавать, совершать другие сделки, но нельзя платить ей российским резидентам. В этом есть определенное противоречие, поскольку само понятие криптовалюты в том же документе предполагает ее использование в качестве средства платежа.

В законопроекте сделана отсылка к отдельным законам, которые будут регулировать майнинг, организацию выпуска и обращения цифровой валюты в России. Не исключено, что эти законы будут содержать иные ограничения для таких операций, предупредил Кириллов.

«В целом новая редакция законопроекта уже не выглядит такой драконовской, как майская, но все еще олицетворяет борьбу Центробанка с денежными суррогатами», — заключил специалист.

Проблемы закона «О цифровых финансовых активах»

21 мая 2020 г. в Минэкономразвития был направлен ряд законопроектов, касающихся оборота и выпуска криптовалют и предусматривающих административную и уголовную ответственность за нарушения в их использовании. Сначала документы раскритиковали в сообществе, затем негативную позицию по ним высказали сразу в нескольких министерствах, в частности, в Минюсте, Минэкономики и Минкомсвязи.

В Российской Ассоциации криптоиндустрии, искусственного интеллекта и блокчейн-технологий (РАКИБ) предупредили, что утверждение документов в майской редакции нанесет «невосполнимый ущерб России». После критики законопроекты признали неудовлетворительными и отправили их на доработку.

Руководитель правового комитета РАКИБ, член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Елена Гультяева напомнила, что закон «О цифровых финансовых активах» находится на рассмотрении в Госдуме более двух лет. Однако вынесенная на рассмотрение во втором чтении редакция не предусматривает регулирования всего спектра отношений по поводу создания и оборота цифровых активов.

Законопроект по-прежнему не предусматривает возможности удаленной идентификации участников сделок, что не предоставит полноценной возможности привлечения инвестиций на рынок. Однако принятый во втором чтении законопроект может стать одним из инструментов, которые в итоге обеспечат возможность полноценной работы криптоиндустрии в России, считает эксперт. Она добавила, что для этого в законодательстве должны отсутствовать нормы, препятствующие легальному обороту любых цифровых активов, включая криптовалюту.

«В этом смысле положительно оцениваем включение в законопроект понятия цифровой валюты. Сейчас необходим взвешенный подход к формированию закона о цифровой валюте с тем, чтобы принятые нормы обеспечивали баланс интересов государства и бизнеса и предоставляли правовые гарантии участникам для работы с инновационными инструментами», — заключила Гультяева.

«Ключевым для индустрии является закон о цифровой валюте»

Срок вступления закона «О ЦФА» в силу обусловлен началом следующего года, 1 января 2021 г. Сейчас в правительстве идет активная работа по согласованию позиций относительно документа «О цифровой валюте». К сентябрю законодатели надеются прийти к тексту, который больше всего будет готов к публичному обсуждению. В правительстве есть диаметрально противоположные позиции касательно легализации или запрета нового вида активов.

Директор по развитию биржи EXMO Мария Станкевич подчеркнула, что ключевым для индустрии является именно закон «О цифровой валюте», который все еще находится в стадии обсуждения. Именно к этому документу направлялись правки в Минэкономразвития и Госдуму напрямую. По словам Станкевич, закон «О ЦФА» представляет скорее глоссарий понятий, от которого в дальнейшем можно будет отталкиваться в законотворчестве.

«Мы надеемся, что новый документ будет более полный и будет содержать большое количество обновлений, которые были ранее направлены в качестве поправок. Но мы считаем, что радоваться еще рано, поскольку, как мы уже упомянули, текущий закон — не что иное, как глоссарий. Впереди нас могут ждать сюрпризы», — предупредила Станкевич.

О том, что власти России должны активнее принимать меры по цифровизации экономики и высокотехнологичных отраслей, чтобы «расширить горизонты развития» и «создать новую структуру нашей экономики», в середине июля 2020 г. заявил президент Владимир Путин. Он призвал правительство решительнее и активнее действовать, чтобы страна была глобально конкурентоспособна.

В текущем году российские власти разработали план поддержки высокотехнологичных компаний. Цель — стимулировать экспорт российского софта и вернуть российские стартапы из других юрисдикций обратно в страну. При введении регулирования рынка цифровых денег на преференции смогут рассчитывать и блокчейн-проекты. В России помимо программ для цифровых денег разрабатывается и «железо», например, устройства для хранения ЦФА.

— «Государство стреляет себе в ногу». Биткоин против налога на богатство

—Власти РФ выделят ₽20 млрд ИT-компаниям. Как это поможет сфере блокчейна

— Российский суд отказался признать 55 млн рублей ущерба в биткоине

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

Закон «О цифровых финансовых активах» – полный разбор

Опубликовано 26 Марта 2020 г.

Закон «О цифровых финансовых активах» – полный разбор

Закон «О цифровых финансовых активах» – полный разбор

Проект закона «О цифровых финансовых активах» уже не первый год рассматривается Госдумой. Именно он должен стать своеобразной базой для регулирования индустрии криптовалют в России. Однако, процесс принятия закона сильно затянулся, ведь регулирование включает в себя множество аспектов. Закон должен объяснять каждое определение и не иметь недочетов и лазеек. Сегодня эксперты Intelion Mining решили разобраться, какие вопросы охватывает законопроект, а также проследить то, как менялся его текст с течением времени.

Первая редакция законопроекта «О цифровых финансовых активах» или как рассказать о необъятном

Первая редакция законопроекта под названием «О цифровых финансовых активах» была выставлена на обсуждение членами Госдумы еще 20 марта 2020 года. Примечательно, что данная версия законопроекта была практически идентична предварительной версии текста, которая ранее была представлена на официальном сайте Минфина РФ в конце января 2020 года. Всего опубликованный на всеобщее обозрение документ содержал в себе три статьи, а именно:

  • Базовая терминология

Данный раздел был подготовлен для обозначения основной терминологии, посвященной криптовалютам и работы с ними в рамках правового поля. В разделе основных понятий в том числе было описано определение цифрового финансового актива, который, по версии закона, охватывало как токены, так и непосредственно криптовалюты. При этом все цифровые финансовые активы признавались имуществом. Право собственности же холдер актива должен был подтвердить в особом реестре, содержащим в себе все цифровые транзакции.

Обмен цифровых активов по первой версии законопроекта был доступен исключительно уполномоченным операторам, которые представляли собой юридические лица, имеющие право осуществлять обмен токенов и криптовалют на фиат – рубли или иностранную валюту.

В первой версии законопроекта майнинг также определен как вид деятельности, который направлен на создание криптовалюты. При этом домашний майнинг считается таковым только в том случае, если в течение трех месяцев работы устройств для добычи криптовалют лимит энергопотребления, определяемый правительством, не будет превышен.

При этом те майнеры, которые занимаются добычей криптовалют на профессиональном уровне, обязаны были легализовать свою деятельность. Для этого им необходимо было открыть собственную компанию или же оформить себе статус индивидуального предпринимателя (ИП).

Смарт-контракт также получил свое определение. Тогда он определялся как договор, выполненный в электронном виде.

  • Правила выпуска токенов

Данный раздел первой редакции законопроекта был прописан для компаний, которые хотят провести собственное ICO в пределах российской юрисдикции.

Начало описания вполне понятное и логичное. Оно гласит, что эмитент имеет право выпустить собственные токены и осуществлять их сбыт пользователям. Однако некоторые виды токенов все же могут выпускать эмитенты лишь с определенным статусом. Покупку токенов, в свою очередь, могут осуществлять непосредственно инвесторы, но не все. Малоопытные, неквалифицированные инвесторы имеют право приобретать токены лишь на ту сумму, которая установлена Банком России. Так, например, еще в январской редакции 2020 года данная сумма ограничивалась порогом в 50 тыс. рублей. При этом в редакции от марта 2020 года данная сумма вообще не была указана в законопроекте.

  • Главные нюансы обращения цифровых финансовых активов

Обмен криптовалют и токенов осуществляется их владельцами исключительно через специального оператора обмена цифровых финансовых активов. Данный пункт намекает на то, что в России должны впоследствии образоваться особые официальные обменные пункты. В свою очередь, для осуществления обмена пользователь обязан первоначально открыть кошелек у оператора. Это означает, что ему необходимо пройти весь процесс идентификации согласно закону «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

***

Вышеперечисленные пункты служат основами документа, который был принят Государственной думой РФ в первом чтении 22 мая. Данную версию законопроекта поддержали порядка 410 депутатов, только один представитель власти высказался против.

10 причин, почему первая редакция не работала

Эксперты криптовалютной индустрии, ознакомившиеся с текстом, пришли в замешательство. Хоть документ и выглядел достаточно внушительно, а также содержал огромное количество формулировок, такой закон оказалось просто невозможно соблюдать. Причин на это было сразу несколько.

  1. На данный момент в РФ просто не существует необходимого для реализации закона реестра для подтверждения права собственности на цифровой актив. Соответственно, нет и валидаторов, которые представляли бы собой юридическое или физическое лицо, занимающееся внесением изменений в реестр. Также в законе не обозначены правила ведения записей.
  2. Операторы обмена цифровых активов – это исключительно юрлица, согласно с законодательством Российской Федерации. Также их деятельность регулируется статьями 3,4,5 Федерального закона от 22 апреля 1996 года № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». Также на осуществление данной деятельности имеют право юрлица, которые считаются организаторами торговли в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах». Возможно у вас возник вопрос, в чем же все-таки проблема? Ответ очень прост: чтобы соответствовать всем вышеперечисленным требованиям оператор должен потратить слишком много времени, сил и денежных средств, что позволяет сделать вполне логичный с их точки зрения вывод – проще и актуальнее работать на «черном рынке», нежели легально.
  3. «Квалифицированный инвестор» и так достаточно неопределенное понятие для законодательства РФ. А про четкое определение для криптовалютного рынка даже не стоит и говорить. Его просто не существует. Из этого следует, что на данный момент неизвестно, на кого в принципе будет распространяться ограничение о максимальном количестве приобретенных токенов и на каком пороге данный лимит вообще будет обозначен.
  4. Статус эмитента токенов в России на данный момент получить фактически невозможно, если следовать содержанию законопроекта. Для создания и выпуска собственных токенов необходимо будет собрать весьма обширный набор документов, окончательный состав которого все еще неизвестен. Помимо этого эмитент обязан будет подписать уникальный договор с каждым пользователем, который пожелает приобрести токены. Таким образом, бумажный договор, который позволяет участвовать в ICO уже не кажется такой серьезной сложностью в сравнении с получением статуса эмитента.
  5. Граждане РФ вполне могут инвестировать в зарубежные ICO. В документе данный момент никак не прописан, да и чисто технически таким вложениям помешать просто нельзя.
  6. Платформ для официального обмена криптовалют в России не существует. Четких и ясных требований к ним также нет.
  7. Согласно закону, открыв счет у оператора обмена, пользователь может получить только счет и цифровой кошелек для криптовалюты. При этом приватного ключа ему не вручают, а это ставит под сомнение вообще весь процесс осуществления операций с помощью цифровых активов.
  8. Нет прописанного способа для идентификации домашних майнеров, а также нет упоминания о том, как заставить промышленных майнеров платить налоги.
  9. Первая версия закона «О цифровых финансовых активах» определяет криптовалюту как имущество в цифровой форме. Оно, в свою очередь, не представляет собой законное платежное средство. Итог: криптовалютой нельзя будет расплатиться.
  10. Закон не учитывает, что далеко не все цифровые валюты представляют собой именно криптовалюты. Например, тот же Ripple обладает характеристиками криптовалюты и централизованной регулируемой системы. Данные моменты никак не обозначены в законе.

Вторая редакция: теперь без криптовалют

Логично, что за такой критикой последовала доработка законопроекта. Однако, несмотря на ожидание учета всех замечаний и правок, вторая редакция законопроекта «О цифровых финансовых активах» снова удивила экспертов криптоиндустрии.

Главным отличием второй редакции стало отсутствие понятия «криптовалюта» в принципе. Зато очень много внимание было уделено токенам. Теперь они были определены как единицы учета, которые представляют собой криптовалюту и, в тоже время, являются заменой ценных бумаг в цифровой экономике, обеспечивая удостоверение определенного актива.

Таким образом, токены стали подтверждать права на имущество и участите в капитале компании, к которой они принадлежат, или же выполняют лишь технические функции при приобретении и манипуляциях с цифровыми активами.

Майнинг во второй редакции законопроекта рассматривается как способ для привлечения капитала. То есть он теперь становится финансовым инструментом, а не способом создания блоков в распределенной системе за вознаграждение. Так, токены, получаемые в ходе майнинга, обеспечивают инвестору право на участие в компании или на овладевание ее имуществом. Примечательно, что выпуск токенов доступен как юридическим лицам, так и гражданам РФ со статусом ИП. Правда подготовкой решения об эмиссии придется озаботиться и тем, и другим, ведь все токены должны обладать базой в виде имущества эмитента или же третьих лиц.

Размещение токенов, согласно второй редакции законопроекта, можно будет исключительно на официальных площадках, имеющих особую лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг. Помимо этого, платформы, для осуществления легальной деятельности, должны быть обозначены в специально созданном реестре Банка России. Не трудно догадаться, что этого реестра пока не существует, как и правильного определения профессионального участника рынка ценных бумаг, которое могло бы использоваться по отношению к цифровым активам.

Об анонимности транзакций не стоит мечтать, ведь все площадки обязаны будут идентифицировать клиентов и вести их учет. При этом, по запросу регулятора или госорганов, платформа обязана будет предоставить все требуемые данные.

Вторая редакция закона «О цифровых финансовых активах»: плюсы и минусы

Данная редакция законопроекта была признана более приемлемой для работы на рынке. Она позволяет токенизировать долг или акции, делает более ясным механизм действия некоторых операций и в принципе более грамотно описывает криптоиндустрию в целом. Так, например, процесс передачи доли в капитале компании третьему лицу стал гораздо понятнее и логичнее.

Однако вторая версия законопроекта все еще не делает готовым к легализации криптовалютный рынок в РФ. На данный момент законопроект не выглядит так, как будто он собирается узаконивать именно криптовалютный оборот в стране. Такие правила просто вынудят или за границу.

«О цифровых финансовых активах»: когда будет принят закон?

Напомним, что главным автором законопроекта «О цифровых финансовых активах» является Анатолий Аксаков, занимающий должность председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку. Также он является депутатом «Справедливой России».

Так, еще в январе, до публикации первой версии законопроекта, он сообщил следующее:

«Смысл биткоина непонятен, у нас нет никаких планов легализовывать его в стране. Он показал все признаки пирамиды. Теперь у развития криптовалюты есть два варианта: либо биткоин полностью уйдет с рынка, либо остановится на каком-то равновесном уровне, к которому он уже движется. В биткоин, как в валюту, я не верю, но в сами криптоинструменты верю и думаю, что они возьмут свое».

Такое заявление свидетельствует о том, что комитет Госдумы не очень заинтересован в легализации криптовалюты В РФ. Кроме того, к разработке не были привлечены ни российские, ни заграничные эксперты рынка.

Однако не так давно, Анатолий Аксаков все же заявил, что ЦБ РФ и законодателями наконец-то удалось уладить все разногласия. Он также отметил, что закон «О цифровых финансовых активах» вполне может быть принят уже в марте 2020 года:

«По цифровым финансовым активам, к сожалению, противоречивые взгляды у Банка России и компетентных органов», – сообщил Аксаков во время заседания рабочей группы Госдумы по реализации послания президента Федеральному собранию.

«К сожалению, до последнего времени разногласия уладить не удавалось. На прошлой неделе было еще одно совещание, вроде бы согласовали позиции. Сейчас готовится текст, и если этот текст после рассылки в соответствующие институты, ЦБ и компетентные органы, правовое управление поддержат, то мы в марте, я полагаю, можем выйти с таким законопроектом на рассмотрение во втором и третьем чтениях».

Важно отметить и то, что в январе Аксаков сообщал о вероятном принятии законопроекта «О цифровых финансовых активах» во время слушаний в весеннюю сессию Государственной думы.

Так что, вполне вероятно, что все заинтересованные в принятии закона лица смогут увидеть окончательную версию уже в марте этого года и, наконец, вздохнуть свободно, ведь криптовалюты будут наконец в поле видения закона, а это значит, что и участники рынка будут защищены.

«Закон у нас подвис»

Законопроект «О цифровых финансовых активах» находится в Госдуме с весны прошлого года, и на данный момент он принят в первом чтении. Первый вариант документа — крайне спорный, по мнению участников рынка — включал в себя следующие положения: во-первых, майнинг был определен как предпринимательская деятельность, что автоматически делало незаконным частный майнинг, во-вторых, криптовалюта и токены не являлись законным средством платежа на территории РФ, а цифровые активы легализовались через понятие «иное имущество» и определялись как «имущество в электронной форме».

В-третьих, защита прав участников смарт-контракта осуществлялась аналогично правилам для договора, заключенного в электронной форме. В-четвертых, сделки с криптовалютами, согласно документу, были возможны только через оператора обмена цифровых финансовых активов. В-пятых, лица, не являющиеся квалифицированными инвесторами, в рамках одного выпуска могли приобретать токены на сумму не более 50 тысяч рублей, а лицо, которое решило объявить о выпуске токенов, было обязано раскрыть сведения не только о себе, но и о конечных бенефициарах и валидаторах транзакций (включая имя, фамилию, отчество и место жительства — если это физические лица).

Такой подход властей к непростому вопросу законодательного регулирования криптовалютного рынка не устроил индустрию и вызвал шквал критики. В частности, глава Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Юрий Припачкин, заявил на ПМЭФ-2018, что «существующие законопроекты, которые были приняты в первом чтении, не устраивают индустрию и не устроят ее никогда».


Юрий Припачкин заявил на ПМЭФ-2018, что «существующие законопроекты, которые были приняты в первом чтении, не устраивают индустрию и не устроят ее никогда». Фото neironix.io

Редакция документа, подготовленная ко второму чтению, должна была учесть замечания игроков рынка, и стоит признать: она действительно отличается от первоначального варианта. Под ЦФА теперь понимаются любые права, оформленные на основе системы распределенного реестра. Другое важное отличие заключается в том, что авторы законопроекта практически отказались от определения криптовалюты и сосредоточили свое внимание на токенах как средстве привлечения инвестиций. Майнинг же рассматривается, скорее, как инструмент привлечения средств, а не как способ генерации блоков в блокчейне за вознаграждение.

Рассмотрение законопроекта «О ЦФА» во втором чтении должно было состояться весной этого года, однако было перенесено из-за требований Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF): международная организация указала на необходимость расширения терминологии документа, путем включения в него отсутствовавшего ранее понятия «криптовалюты».

— Закон о цифровых финансовых активах у нас подвис. Миссия FATF потребовала, чтобы мы урегулировали вопросы, связанные с биткоинами и так далее. Мы отмахивались и хотели как-то этот вопрос обойти, поскольку была определенная позиция Центрального банка. Но сейчас мы либо в самом законе «О ЦФА», либо отдельным законопроектом пропишем норму, которая будет определять требования к этим криптоинструментам», — приводит ТАСС пояснение председателя комитета нижней палаты парламента по финансовому рынку Анатолия Аксакова.


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий